Как гласит недавний отчет Stack Overflow (а также отчеты GitHub), самый популярный язык программирования в мире на данный момент — JavaScript. Отчасти язык популярен своей небывалой распространенностью в браузерах, отчастью он обязан своей популярностью и серверной платформе NodeJS, позволяющей писать программы, выполняемые не только в браузерах клиентских машин, но и на серверах.

И обе реализации на данный момент прочно сплелись к пакетным менеджером NPM, с помощью которого можно получить гигантский выбор разнообразных модулей, написанных на JS, и подключаемых буквально одной командой. При подключении модуля пакетный менеджер NPM автоматически разрешает все зависимости, и если скачиваемый модуль использует в своей работе другой модуль, то NPM выкачивает и его, а также, соответственно, и все связанные модули модулей модулей модулей.

Как правильно перевозить грузы

Такая модульность стала своего рода традицией экосистемы NPM. Модули стали писать по случаю и без. На каждый чих — свой модуль, и вряд ли еще остались слова английского (и не только) языка, не занятые под название модуля с модной припиской “JS” на конце.

И вот эта страсть к высокодробной модульности и вышла NPM и его обитателям боком. На неделе разгорелся небольшой скандал на почве обрушения части NPM из-за смешного инцидента. Некий Азер Кочулу (Azer Koçulu), автор более 250 модулей к NodeJS, являвшийся владельцем модуля под названием kik, получил письмо от сотрудников мессенджера Kik, попросившего его уступить им «кошерное» название в NPM. Азер отказался пойти навстречу, и сотрудники мессенджера Kik отправили аналогичное письмо руководству платформы NPM. NPM решила отнять у Азера красивое имя для модуля и отдать его мессенджеру Kik. Тут Азер, по понятным причинам, негодуя от такой несправедливости, выпилил весь свой зоопарк модулей с NPM (напомню, это более 250 наименований)...

И тут главный прикол всего цирка: оказалось, что от его модулей зависит куча крупных проектов, в числе которых такие монстры, как Фейсбуковский React, JavaScript-транскомпилятор Babel и, по цепочке, огромное количество других модулей и программ. А так как Азер отозвал свои поделия, то вся эта инфраструктура рухнула как карточный домик. И что еще более смешно в этой непростой ситуации, модуль под названием leftpad, от которого зависило множество других крупных проектов, состоял из… 11 строчек кода! И ладно бы в этих 11 строках кода были бы заключена вселенская мудрость или хотя бы результат большой научной работы, сконцентрированный в лаконичную формулировку (E = mc²). Нет, модуль делал довольно тупую и банальную вещь — добавлял нули или пробелы в левой части заданной строки или числа!

module.exports = leftpad;
function leftpad (str, len, ch) {
  str = String(str);
  var i = -1;
  if (!ch && ch !== 0) ch = ' ';
  len = len - str.length;
  while (++i < len) {
    str = ch + str;
  }
  return str;
}

То есть, сложно представить себе более банальную вещь, чем эти 11 строчек кода (две из которых — фигурные скобки). В Python, например, эта функция вообще встроена в язык и делается простейшим форматированием строки:

'{0:06d}'.format(6)

То есть, крупнейшие и сложнейшие проекты включили в себя модуль из десятка строк тупого кода, который можно было бы оформить буквально за две минуты самостоятельно (без создания лишних зависимостей). И в среде NPM такое на каждом шагу — это часть культуры! Прекрасным примером этому может послужить небольшое исследование Дэвида Хейни (David Haney), который прошерстил NPM на предмет наличия подобных «модулей».

Трюк с байками

Например, оказалось, что есть такой замечательный модуль, как isArray. Этот модуль скачало 880 000 человек за один день, кроме того, он был загружен 18 миллионов раз только в одном феврале этого года! От этого модуля напрямую зависят 72 пакета в NPM. И что же это за чудесный модуль такой?

return toString.call(arr) == '[object Array]';

А модуль этот состоит из одной. ОДНОЙ! Строчки дурацкого кода, приведенного выше. И призван проверять — не массив ли перед нами…

Есть еще один чудесный модуль с говорящим названием is-positive-integer (GitHub), до смешного банальный — он проверяет, положительное ли целое число ему передано. Состоит из целых четырех строк кода (!!!) и (внимание!) требует три зависимости для своей работы! То есть требовал, недавно автор «отрефакторил» свой код, и теперь его важнейший модуль не требует зависимостей вообще (вот он — подвиг программиста)!

Индийский мотоциклетный парад

А вот еще один пример, приведенный в комментариях на Хабре — очередной модуль «для проверки типа» — isnumber. Одна тупая строчка:

return !isNaN(parseFloat(n)) && isFinite(n);

И вот такая вот развесистая система приводит к тому, что какой-нибудь Babel включает в себя 41 000 файлов (и это свежеустановленный пакет!), а также генерирует чистый шаблонный проект (jspm/npm) с… более чем 28 000 файлов! Эта, вроде бы неплохая изначально идея компактных модулей, была доведена до полнейшего, абсолютного, феерического абсурда. Мало того, что с каждой такой дурацкой зависимостью вы добавляете еще одну точку отказа в своем коде (которую нельзя потом оперативно отладить), так еще и автоматически полагаетесь на качество кода горе-программистов (типа упомянутого выше, что проверял положительность целого числа тремя зависимостями).

Индийский мотоциклетный парад

P.S. Кстати, теперь уже печально известный модуль leftpad, удаленный Азером, в итоге восстановили без его одобрения, в качестве экстренной меры, чтобы не «поломать систему».

Войти через...


Это даст читателю возможность голоса, комментария, создания закладки, и даже написания поста, не говоря о множестве других мелких ништяков.

Популярное


Путешествия Макса Майорова во времени 21 фев, в 00:53

Cool-ибин 19 фев, в 09:00

Неоновый Китай 8 фев, в 06:32

По США на товарняках 2 апр, в 14:12

Новое Оно на подходе 30 мар, в 15:45

Соациализируемся


Также найти меня можно в других злачных местах:

Все еще использую электронную почту:
andreybaksalyar@ya.ru